t_moshkin (t_moshkin) wrote,
t_moshkin
t_moshkin

Categories:

ДЕНЬГИ НА ОТСЕЛЕНИЕ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ ИЛИ САЙЛЕНТ ХИЛЛ ПО-ПРОКОПЬЕВСКИ.

Входящий в состав Прокопьевска посёлок Тырганские уклоны, это как Сайлент Хилл. Только «по-кузбасски». Подземный пожар. Идущий из под земли метан, и ядовитый угарный газ. Покосившиеся, изломанные подвижками почвы, а то и провалившиеся по самую крышу строения. Тут жить нельзя. Опасно. Можно в один момент уйти в подземную пустоту вместе с домом. Можно захлебнуться угарным газом. Большинство было отсюда переселено. Кто-то был вынужден бежать, бросив всё. Кто-то ещё живет. Но почему люди живут там, где жить нельзя? Разберёмся!

Сначала под территорией посёлка добывали уголь. С 65-х людей начали потихоньку отселять. С 1984 года добыча угля прекратилась. В 2018-м году в брошенных шахтах начался подземный пожар, что обострило проблему отселения до крайности. Отметим, что с конца 90-х действует федеральная программа ГУРШ (Государственное учреждение реструктуризации шахт). Семьи, живущие на территориях подработанных закрытыми угольными предприятиями, должны расселяться по этой программе.

Однако большинство из жителей посёлка было расселено не по программе ГУРШ, а по программе сноса ветхого жилья. В чём разница? Естественно, в размере компенсации. По программе ГУРШ семья получает компенсацию и за дом (в размере достаточном для покупки иного жилья) и за участок; по программе расселения ветхого жилья - участок семье «прощается», за жильё предоставляется другое жильё. По закону - такого же метража, как и прежнее, по сложившейся на Кузбассе практике - метраж достаточно часто бывает меньшего размера.


Иногда, компенсация бывает и вовсе издевательского размера. Как рассказала автору материала Татьяна Исаева ее семья жила в двух квартирах (не потому что такие богатые, а потому что в семье было более 10 человек. А.З.). И вот, после того как семья начала требовать реализации своих прав по программе ГУРШ, администрация инициировала судебный процесс «об определения размеров возмещения за жилое помещение» в ходе которой Исаевым присудили «справедливую» компенсацию. За одну квартиру семья получила 237 тысяч за вторую 270. На такие деньги новое жилье купить нельзя. Даже в Прокопьевске.

В итоге семья жила там, где жить нельзя, пока 4-го апреля 19 года Сергей Викторович Исаев (муж Татьяны Исаевой) не погиб, задохнувшись идущим из-под земли угарным газом. После этого семья съехала, оставшись без собственного жилья.

Исаевы – не единственные люди, оставленные городскими властями на гиблом месте. Точно в таком положении оказалось ещё 25 семьи. Кто-то из них также бежал и теперь скитается, где придётся. Кто-то свыкся с постоянной смертельной опасностью, живёт на прежнем месте, подновляя дом, как может.

Почему, не смотря на наличие госпрограммы, часть людей, терпящих бедствие, не получила полной компенсации, а часть и вовсе оказалась брошена? А всё очень просто. Денег не хватило на всех, потому что деньги нужны были для избранных.

Так,некая семья Трофимовых съехалась из своих квартир (находящихся в благополучных районах города) в аварийный дом, пробила в 2010 г. судебное решение о выплате компенсации в 3,75 млн. рублей, а затем вернулась на прежние места обитания. Как заявил, отвечая на многочисленные обращения по данному поводу данного разворовывания денег, выделенных на компенсации, некий Виктор Гринь (на тот момент зам генпрокурора РФ, нынче в отставке) - претензии необоснованны, что «представители администрации не имеют права отказать лицу в выдаче социальной выплаты, даже если у него несколько жилых помещений». Его бы слова да в уши чиновникам, которые массово отказывают жителям Кузбасса в выдаче компенсаций по разным причинам, в том числе, и по причине наличия других помещений. Почему такая выборочная «любовь» именно к Трофимовым? Отметим, что у Трофимовых есть сын. А у сына жена (Трофимова Е.А.) И вот эта Трофимова Е.А. с 2000 года по настоящее время является архивариусом и экспертом-регистратором Прокопьевского отдела УФСГРКК по Кемеровской области.

Отличился в деле выбивания компенсации и «народный» депутат Чикун. Помогал людям, имеющим другое жилье, а значит не попадающим под программу расселения, подтвердить своё проживание именно в разрушенных домах, естественно, за соответствующую мзду. Одними из его клиентов была семья — уважаемая заведующая прокопьевской поликлиники № 2 МБУЗ «Городская больница № 3» Прокопьевска Светлана Мартынова и её муж Сергей Мартынов.

Нельзя сказать, что подобные фокусы всегда проходят безнаказанно. Иногда кто-то из их активных участников приобретает некоторые проблемы. Так была отстранена от работы начальник отдела технико-экономических обоснований и капстроительства Надежда Вохмянина (её сын, сестра и племянник) получили социальные выплаты на жильё, не нуждаясь в них). Получил два условных срока за махинации с жильём вышеупомянутый и гнуснопрославленный депутат Чикун. Обратите внимание, люди, укравшие миллионы отделались лёгкими проблемами, а что будет с обычным человеком, стырившим из супермаркета продуктов на сотую часть такой суммы? Правосудие в РФ не носит классовый характер? Да?

Впрочем, данные примеры показательно-символической расправы не особо препятствуют бизнесу остальных чиновников. По прежнему огромные суммы уходят налево. По-прежнему люди живут там, где жить нельзя.

Сколько это будет продолжаться? Ну, ровно столько, сколько мы будем терпеть. И ни на один день больше!

А. Зимбовский РК-инфо
Дополнительная информация:

8 923 623 96 40

#Прокопьевск, #Тырганские_уклоны



Tags: #Прокопьевск, #Тырганские_уклоны, Прокопьевск, Тырганские_уклоны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments